Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мрак

Россия, XXI век. Сталину несут цветы

GA8A8000.jpg

Дракон погибает только тогда, когда убиваешь его в себе.
А покуда потомки виртухаев несут охапки цветов к его могиле, а их сородичи "зачищают" от букетов Немцов мост - СТАЛИН ЖИВ, а значит в этой стране любой путин способен стать новым сталиным!
Увы...

КЛЯНУСЬ НА ЗНАМЕНИ ВЕСЕЛОМ

Однако радоваться рано -
и пусть орет иной оракул,
что не болеть зажившим ранам,
что не вернуться злым оравам,
что труп врага уже не знамя,
что я рискую быть отсталым,
пусть он орет,- а я-то знаю:
не умер Сталин.
Collapse )
Мрак

"Пионерско-пасхальный подарок оккупантам"

Мне очень трудно перечитывать и переписывать папины письма.
Особенно переписывать...
Расплывается всё перед глазами - печатаю практически вслепую...
Но всё, что он рассказывал... всё, что писал своим детям, внукам и правнукам - всё это опубликую рано или поздно.
Начну вот с этой маленькой, но такой огромной истории:


AKh0.jpg
Пионерско-пасхальный подарок оккупантам

О достоверном событии по разрушении немецкого самолёта пионерским отрядом на оккупированной немцами территории Украины.

Место: с. Новый Мир и Шевченково Томаковского района Днепропетровской области.
Время: 1-го мая 1942-го года.
Состав отряда:
1. Коля Малёваный – организатор акции, 1924-го года рождения.
2. Дмитрий Горох – 1925-го года рождения.
3. Иван Бульба – 1925-го года рождения.
4. Мышко Помитий – 1926-го года рождения.
5. Коля Прозоров – 1926-го года рождения.
6. Ваня Малёваный – 1927-го года рождения.
7. Ваня Дяконенко – 1927-го года рождения.
8. Андрей Храмов – 1928-го года рождения.
9. Гриша Бугайцов – 1930-го года рождения.

Collapse )
Память

Мой личный автопробег ко Дню Победы

На 740-м километре от Москвы по трассе М4 "Дон" есть указатель - "Дерезовка 12км."
Последний раз сюда привозил меня отец – Храмов Андрей Андреевич.
Привозил совсем ещё пацаном – на чествование 35-й годовщины Победы.
Почему сюда?
С дедом меня знакомил – со своим отцом…
Ну, здравствуй, дед - я снова к тебе приехал...

P1020303.jpg

Воронежская область, Верхнемамонский район. В этом небольшом казачьем селе по сути и началась масштабнейшая за всю историю этой кошмарной войны битва - Сталинградская.
16-го декабря 1942 года - Среднедонская наступательная операция (кодовое название — «Малый Сатурн»)

Collapse )
Взрыв

Внимание, москвичи: "НАЛОГ НА УБЫТКИ"!

Мммм.....
Слов нет.
Никаких.
Даже матерных...


Оригинал взят у sovpred в Налог на убытки!
Всероссийское Движение За Честный Рынок

04.11.2012

«Кавалер Помидор взял слово первым и в глубокой тишине произнес: «За последнее время доходы замка заметно уменьшились. А ведь вы знаете, что наши бедные графини -- вдовы и круглые сироты -- живут только доходами с принадлежащей им земли... Благородные графини, наши высокочтимые хозяйки, представили в суд прошение, написанное, как этого требует закон, на гербовой бумаге, дабы добиться признания одного из своих неотъемлемых прав......подробнее...>>
Видео

"Вначале было Слово!"

"...Ведь совесть - слово, созданное трусом,   
Чтоб сильных напугать и остеречь.          
Кулак нам - совесть, и закон нам - меч..."

© Шекспир Уильям, "Ричард III"
Вчера с удовольствием посмотрел кинофильм "Аноним".
С версией того, что некий граф Оксфорд является истинным творцом шедевров Уильяма Шекспира можно спорить.
Но нужно ли?
Сути этот факт отнюдь не меняет: каким бы именем ни были подписаны эти произведения, каковы бы ни были побуждающие мотивы, лордом ли был автор или простолюдином - творец был гением.
Остальное - для кругозора, конечно же, интересно. Но не более того.

Однако фильм снят не только и не столько с целью познакомить нас с оригинальной исторической версией.
Есть ещё кое-что...
Однажды, после посещения театра, лорд Оксфорд, увидя две тысячи зрителей, объединённых единой страстью,
делает удивительный для себя вывод: "слово - это власть".
На что его близкий друг граф Эссекс возражает: "не припомню, чтобы города словом брали".

И вот вокруг этих двух тезисов и развиваются дальнейшие события...
Интриги, хитрость, предательство, а в результате мушкеты, пушки и мечи - в пух и прах разбивают веру Оксфорда в то, что одной лишь поэзией и без всякого насилия можно добиться политических целей.

Жизнь, вроде как, снова и снова доказывает закономерность, продемонстрированную нам авторами фильма:
Слово - это тоже оружие.
Но без мушкета и меча... грош ему цена.


Но так ли это?
Ведь мирные планы Оксфорда по свержению Роберта Сесила (всесильного "серого кардинала" графа Солсбери) тоже были уничтожены словом.
Одим лишь словом, но сказанным в нужное время и в правильное ухо.
А пушки... пушки были уж потом.
..

P.S.
Жаль, что у отдельных общественных деятелей слово - что ружьё с подточенным затвором... когда стеблем оного наповал убивает репутацию "стрелка" ((
fuck

Быков про тандем - полная (запрещённая) версия

Отлично!



Текст стянул у jewsejka в Тандем в России больше, чем тандем


оригинал:версия ДОЖДЯ и Ъ-ВЛАСТИ:
Со мною вот что происходит:
Ко мне мой старый друг не ходит,
И даже открывает рот,
И говорит наоборот!
А я катал его на лыжах,
Учил не отдавать Курил...
Он слов тогда не то что лишних –
Он вообще не говорил!

Он под ногами не мешался,
Любил смиренное житье, –
Как тени свойственно у Шварца,
Всегда он место знал свое.
Я главный пост доверил тени
В веселом нашем шапито,
Меж нами внятных разночтений
Не находил почти никто –

Допустим, я, руля державой
Небрежной левою рукой,
Часы ношу всегда на правой,
А он не помню на какой.

Но, в общем, мы ходили цугом,
Я был вполне доволен другом –

Пока в один прекрасный день
Он не решил, что он не тень.
Со мною вот что происходит:
Ко мне мой старый друг не ходит,
И даже открывает рот,
И говорит наоборот!
А я катал его на лыжах,
Учил не отдавать Курил...
Он слов тогда не то что лишних —
Он никаких не говорил!

.
.
.
.
.
.
.
.
Допустим, я, руля державой
Небрежной левою рукой,
Часы ношу всегда на правой,
А он не помню на какой.
Но, в общем, мы ходили цугом,
Я был вполне доволен другом —

И вот в один прекрасный миг
В прямом эфире он возник.
Еще зимой, не ради спору,
Имея «Юкос» на уме,
Я внятно высказал, что вору
Сидеть положено в тюрьме –
А он с хихиканьем подспудным
Сказал, что я давлю на суд, мол,
И зарезвились в суете
Разнообразные не те.

Потом с усмешкою рисковой
Сказал я, пальцем погрозя,
Что, мол, на Ливию крестовый
Поход устраивать нельзя –

И услыхал от друга Димы:
«Твои слова недопустимы!»

Меня публично он уел.
Ты что же, Дима?! Ты неправ!
Еще зимой, не ради спору,
Имея ЮКОС на уме,
Я внятно высказал, что вору
Сидеть положено в тюрьме.
А он с хихиканьем подспудным
Сказал, что я давлю на суд, мол,
И зарезвились в суете
Разнообразные не те.

Потом с усмешкою рисковой
Сказал я, пальцем погрозя,
Что, мол, на Ливию Крестовый
Поход устраивать нельзя.

И услыхал от друга строго,
Мол, мы пойдем другой дорогой!

Меня публично он уел.
Ты что же, милый, обалдел?
Зачем тебе со мною ссора?
Иль ты наслушался ИНСОРа?
Иль ты забыл, освоив власть,

Кому на плечи руки класть?
Ты мне невежливо ответил,
И в общем, судя по губе,
Ты неосознанно наметил
Второе царствие себе!

Иль соблазнил тебя Гонтмахер
Своей словесною пургой?
Тебе его послать бы в рифму,
Но ты не Быков, ты другой.
Тебя прельстили эти цацки,
Тебя опутывает лесть –
Но это так не по-пацански!
Ты помни, Дима, кто ты есть!

Какой резон в таких демаршах?
Запомни, Дима, – ты из младших,
Ваш долг – доверие к отцам!
Димон! Ты что как не пацан?!
Зачем тебе со мною ссора?
Иль ты наслушался ИНСОРа?
Иль ты забыл, освоив власть,

Что не на все ты можешь класть?
Ты мне невежливо ответил,
И в общем, судя по губе,
Ты неосознанно наметил
Второе царствие себе!

Иль соблазнил тебя Гонтмахер
Своей словесною пургой?
Тебе его послать бы в рифму,
Но ты не Быков, ты другой.
Тебя прельстили эти цацки,
Тебя опутывает лесть,
Но это так не по-пацански!
Ты помни, Дима, кто ты есть!

Какой резон в таких демаршах?
Запомни, Дима, ты из младших,
Ваш долг — доверие к отцам!
Димон! Ты что как не пацан?!
А дальше вот что происходит:
Ко мне в волнении приходят
Силовики, сырьевики
И остальные земляки,
Визжат Сванидзе и Альбацы,
А я в ответ: спокойно, братцы.

Поверить в то, что это вождь,
Не согласится даже «Дождь».

Кому-кому, а нам известно,
Хоть пять корон себе надень:
Коль наша тень меняет место,
То мы отбрасываем тень.

И пусть порой он смотрит злобно
И даже пыжится, как царь, –
Тень ляжет так, как мне удобно,
И мы подружимся, как встарь.
А дальше вот что происходит:
Ко мне в волнении приходят
Силовики, сырьевики
И остальные земляки,
Визжат Сванидзе и Альбацы,
А я в ответ: спокойно, братцы.

Он президент, но я же — вождь,
И это знает даже "Дождь".

.
.
.
.
И пусть порой он смотрит злобно,
Серьезный парень, но не царь,
И вышло как бы неудобно...
Но мы подружимся, как встарь.
Память

Спасибо деду за Победу!

16-го декабря 1942-го года, близ села Дерезовка Воронежской области, при форсировании советскими войсками реки Дон (операция "Малый Сатурн") смертью храбрых пал мой дед - Храмов Андрей Мефодьевич.

Спасибо тебе, мой дед, которому не суждено было увидеть своих внуков.
Вечная слава павшим в борьбе против фашизма!

Ты бился с коричневой чумой до последнего вздоха, дед.
И я никогда не предам твоей памяти...

Вендетта

Смеешь выйти на площадь?..

ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАНС
Н.Рязанцевой

Жалеть о нём не должно:
Он сам виновник всех своих злосчастных бед,
Терпя, чего терпеть
без подлости - не можно.
Н.М.Карамзин

...Быть бы мне поспокойней,
Не казаться, а быть!
...Здесь мосты, словно кони, -
По ночам на дыбы!

Здесь всегда по квадрату
На рассвете полки -
От Синода к Сенату,
Как четыре строки!

Здесь над винною стойкой,
Над пожаром зари
Наколдовано столько,
Набормотано столько,
Наколдовано столько,
Набормотано столько,
Что пойди - повтори!

Bcе земные печали
Были в этом краю...
Вот и платим молчаньем
За причастность свою!

Мальчишки были безусы -
Прапоры и корнеты,
Мальчишки были безумны,
К чему им мои советы?!

Лечиться бы им, лечиться,
На кислые ездить воды -
Они ж по ночам: "Отчизна!
Тираны! Заря свободы!"

Полковник я, а не прапор,
Я в битвах сражался стойко,
И весь их щенячий табор
Мне мнился игрой, и только.

И я восклицал: "Тираны!",
И я прославлял свободу,
Под пламенные тирады
Мы пили вино, как воду.

И в то роковое утро -
Отнюдь не угрозой чести! -
Казалось куда как мудро
Себя объявить в отъезде.

Зачем же потом случилось,
Что меркнет копейкой ржавой
Всей славы моей лучинность
Пред солнечной ихней славой?!

...Болят к непогоде раны,
Уныло проходят годы...
Но я же кричал: "Тираны!"
И славил зарю свободы!

Повторяется шёпот,
Повторяем следы.
Никого ещё опыт
Не спасал от беды!

О доколе, доколе -
И не здесь, а везде -
Будут Клодтовы кони
Подчиняться узде?!

И всё так же, не проще,
Век наш пробует нас:
Можешь выйти на площадь?
Смеешь выйти на площадь?
Можешь выйти на площадь,
Смеешь выйти на площадь
В тот назначенный час?!


Где стоят по квадрату
В ожиданье полки -
От Синода к Сенату,
Как четыре строки!

А.Галич, 23 августа 1968
Царь

"Лягушки, просящие царя" И.А. Крылов, 1809-й год

Лягушкам стало не угодно
Правление народно,
И показалось им совсем не благородно
Без службы и на воле жить.
Чтоб горю пособить,
То стали у богов Царя они просить.
Хоть слушать всякий вздор богам бы и не сродно,
На сей, однако ж, раз послушал их Зевес:
Дал им Царя. Летит к ним с шумом Царь с небес,
И плотно так он треснулся на царство,
Что ходенем пошло трясинно государство:
Со всех Лягушки ног
В испуге пометались,
Кто как успел, куда кто мог,
И шепотом Царю по кельям дивовались.
И подлинно, что Царь на диво был им дан:
Не суетлив, не вертопрашен,
Степенен, молчалив и важен;
Дородством, ростом великан,
Ну, посмотреть, так это чудо!
Одно в Царе лишь было худо:
Царь этот был осиновый чурбан.
Сначала, чтя его особу превысоку,
Не смеет подступить из подданных никто:
Со страхом на него глядят они, и то
Украдкой, издали, сквозь аир и осоку;
Но так как в свете чуда нет,
К которому б не пригляделся свет,
То и они сперва от страху отдохнули,
Потом к Царю подползть с преданностью дерзнули;
Сперва перед Царем ничком;
А тем, кто посмелей, дай сесть к нему бочком:
Дай попытаться сесть с ним рядом;
А тем, которые еще поудалей,
К царю садятся уж и задом.
Царь терпит все по милости своей.
Немного погодя, посмотришь, кто захочет,
Тот на него и вскочит.
В три дня наскучило с таким Царем житье.
Лягушки новое челобитье,
Чтоб им Юпитер в их болотную державу
Дал подлинно Царя на славу!
Молитвам теплым их внемля,
Послал Юпитер к ним на царство Журавля.
Царь этот не чурбан, совсем иного нраву:
Не любит баловать народа своего;
Он виноватых ест: а на суде его
Нет правых никого;
Зато уж у него,
Что завтрак, что обед, что ужин, то расправа.
На жителей болот
Приходит черный год.
В Лягушках каждый день великий недочет.
С утра до вечера их Царь по царству ходит
И всякого, кого ни встретит он,
Тотчас засудит и - проглотит.
Вот пуще прежнего и кваканье и стон,
Чтоб им Юпитер снова
Пожаловал Царя инова;
Что нынешний их Царь глотает их, как мух;
Что даже им нельзя (как это ни ужасно!)
Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно;
Что, наконец, их Царь тошнее им засух.
"Почто ж вы прежде жить счастливо не умели?
не мне ль, безумные, - вещал им с неба глас, -
Покоя не было от вас?
Не вы ли о Царе мне уши прошумели?
Вам дан был Царь? - так тот был слишком тих:
Вы взбунтовались в вашей луже,
Другой вам дан - так этот слишком лих:
Живите с ним, чтоб не было вам хуже!"