February 1st, 2011

Царь

Ода российскому чиновнику

Рано утром, ещё до рассвета,
проклиная служенье своё,
под кандальные звоны Брегета
наш российский чиновник встаёт.

Он встаёт и идёт на галеру,
он берёт в свои руки весло
и гребёт им за верность и веру,
презирая комфорт и бабло.

Он гребёт, чтобы пенилась пена,
чтобы наша галера плыла,
чтобы мы всей страной постепенно
совершали большие дела!

В арестантском тряпье от Кавалли
и в дырявом кашне Лакруа,
тяжело, как на лесоповале,
пашет он от утра до утра.

Он в плачевной физической форме,
он не видит домашней еды -
их, рабов, на галерах не кормят -
все должны быть, как Путин, худы!

В пиджачишке Арманьевом холодно,
и в загашнике нет ни рубля.
(Он бы грёб, разумеется, к Лондону,
только он не стоит у руля.)

На спине, под рубашкой от Гуччи
(что со скидкою он приобрёл),
машет крыльями синий, могучий,
венценосный двуглавый орёл.

День чиновника долог и труден,
словно пеший подъём на Монблан.
По ночам ему видится Путин
и его засекреченный план.

На чиновнике держится общество,
мы работаем, спим и едим,
только нас-то - великое множество,
а чиновник на всех нас - один.

На галере с мигалкою синей,
со спецсвязью и с чем-то ещё,
он гребет, чтобы мы всей Россией
ощущали себя хорошо.

На руках - трудовые мозоли,
от Диора на нём кандалы,
посетители доброю волей
регулярно заносят калым.

Ну при чём тут, скажите, коррупция,
если кто-то оставил презент?
Это просто традиция русская,
как недавно сказал президент.

Так пошло от Батыя с Мамаем -
то есть с самой татарской Орды.
Мы естественно воспринимаем
справедливость умеренной мзды.

Проявите своё уважение,
приносите коньяк и балык -
получайте ярлык на княжение
и любой получайте ярлык!

Александр Смирнов
Царь

РОДИНА...

Ненавистная моя родина!
Нет постыдней твоих ночей.
Как тебе везло
На юродивых,
На холопов и палачей!
Как плодила ты верноподанных,
Как усердна была, губя
Тех - некупленных
и непроданных,
Обречённых любить тебя!
Нет вины на твоих испуганных -
Что ж молчат твои соловьи?
Отчего на крестах поруганных
Застывают
слезы твои?
Как мне снятся твои распятые!
Как мне скоро по их пути
За тебя -
родную,
проклятую -
На такую же смерть идти!
Самой страшной твоей дорогою -
Гранью ненависти
и любви -
Опозоренная, убогая,
Мать и мачеха,
благослови!

Ирина Ратушинская
1977-й год

P.S.
А что изменилось то?